0 106

Край лагерей и золота. В Вологде вышла книга о «шаламовской» Колыме

Первая часть издания «Шаламовская география. Колыма глазами географа и фотографа» - иллюстрированный цветными фотографиями дневник экспедиции, который географ Иван Джуха вел во время экспедиции.

Из личного архива

Вторая - черно-белые фотографии Эмиля Гатауллина, портрет Колымы - исторической и современной.

«Я не писатель»

АиФ-Вологда, Ольга Кузнецова: - Иван Георгиевич, расскажите о себе и вашем соавторе?

Иван Джуха: - На мой взгляд, Эмиль Гатауллин сегодня один из лучших фотографов страны. Он не раз бывал на Вологодчине, один из гран-при получил в Москве за фотографию Рыбинского водохранилища, еще одну награду в Вене - за снимок, сделанный в Ферапонтово. Многие его работы выставлялись в Вологде. Он закончил Суриковский институт, сам из Московской области. Мастер своего дела. Однажды сделал фотографию рядом с моим домом в Геленджике. И я не смог узнать, где это! Замечательный фотограф, любит черно-белую пленку. А она очень, на мой взгляд, подходит для передачи шаламовской Колымы.

А я - геолог- краевед. У меня эта книга - одиннадцатая по счету. Но я все-таки хочу чтобы меня воспринимали не как писателя, а как читателя. Не как шаламоведа, а колымоведа.

- До этой поездки вы уже бывали на Колыме?

- Впервые я там оказался в 1974 году, на практике, когда учился на геолога, на третьем курсе МГУ. Мы занимались разведкой, давали контуры будущих месторождений. Каюсь, я ничего не знал о Шаламове. Потом уже от друзей узнал, что Шаламов был там, стал искать его книги. Кстати, это было нелегко - они были изъяты, в том числе и из вологодской областной библиотеки. Нашел «Колымские рассказы», но как-то они не вызвали интереса - я занимался другим.

Как геолог, потом побывал во многих местах - но Колыма оставалась тем местом, куда хотелось вернуться больше всего.

Памяти Шаламова

- И часто возвращались?

- Нет. После университета я снова там оказался только в 2001 году, когда приятель из Магадана пригласил меня с презентацией вышедшей книги, оплатив перелет. И я согласился, оговорив условие, что меня провезут по Колымской трассе - через всю Колыму. Так вот, в 2001 году мы по трассе приехали в Дербин. Это поселок на пересечении Колымской трассы и реки Колымы. В этом поселке находится самое большое здание региона - оно было построено для конвоя, потом переоборудовано под лагерную больницу.

- Той самой, где работал во время и после своего срока Шаламов?

- Той самой, да. Нас встретил главный врач больницы Георгий Гончаров, с материка он туда приехал в 1993 году, организовал комнату-музей Варлама Шаламова. Он и предложил: «Вологдцы, - так он назвал нас, вологжан, - а не повесить ли вам мемориальную доску? У вас он родился, а здесь - родился второй раз». Варлама Тихоновича как доходягу привезли сюда из лагеря, благодаря врачам он выжил. И я вроде как пообещал, вернулся в Вологду, пошел к мэру. Но не помогли. Потом пришел другой мэр, время идет, я снова лечу на Колыму, а доски все нет. Смету подсчитал, сотрудники Шаламовского дома текст написали. Стоило это 83 тыс. руб., то есть всего-то и нужно по тысяче рублей собрать с 83 человек. Но денег не хватало, ведь кто сдавал по 100 руб., кто по пятьсот. Я тогда пришел к Олегу Кувшинникову, и он как человек, а не как губернатор, вложился - просто вынул деньги из кармана. Это был не чиновничий, а самый настоящий гражданский проект. Так и появилась памятная доска, ее в торжественной обстановке открыли на Магаданской областной больнице, на два года раньше, чем в Москве. Кстати, ее фото есть в книге.

- А книгу почему решили написать?

- Я, когда уезжал, не хотел рвать связи с Вологдой, где прожил и проработал 35 лет. И потому вологодскому Русскому географическому обществу предложил проект «Выдающиеся вологжане в истории и географии Дальнего Востока». Книга о Варламе Шаламове – как раз одна из этой серии.

Хорошо, что поиски материалов по Шаламову начались в 2001 году - на тот момент можно было найти тех, кто лично знал его. В книге есть фотография бывшей заключенной, знавшей его. Этим летом она умерла. Мы по крупицам могли добавлять рассказы к его биографии и к характеру, а этих крупиц с каждым годом все меньше.

Фото: Пресс-служба «РусГидро» / Владимир Гришин

Шаламова знают

- Как шла работа над книгой?

- Мы ехали по Колымской трассе вместе с фотографом Эмилем Гатауллиным и редактором сайта Шаламов.ру Сергеем Соловьевым. Хотели посетить все места, где он был, описать их современное состояние и, если там есть люди, поговорить с ними. Мы спрашивали, знают ли они о Шаламове, слышали ли, что он вологжанин, и читали ли хоть один рассказ писателя.

К нашему всеобщему удивлению, примерно 9 из 10 знают Шаламова. Правда, мало кто представляет, что он вологжанин. Но почти половина опрошенных знакомы с его творчеством.

Зимой фотограф поехал на Колыму еще раз, и те снимки, которые он тогда сделал, прекрасно иллюстрируют пронзительные строки поэта:

Все те же снега Аввакумова века.

Все та же раскольничья злая тайга,

Где днем и с огнем не найдешь человека,

Не то чтобы друга, а даже врага.

- Сколько же все-таки через Колыму прошло людей?

- По статистике, с 1932 по 1958 год через Колымские лагеря прошло примерно 860 тыс. человек. Из них каждый седьмой, а это больше 121 тыс. человек, погибли. Почти 13 тыс. были расстреляны. Государству нужно было золото, и здесь его добывали. Например, только в 1940 году было добыто золота 80 т. Для сравнения, до этого за всю историю этого места добыли всего 22 т.

- Но ведь Колыма – это не только лагеря?

- Сейчас Магадан старается быть ярче, здесь даже дома раскрашивают, считают, что так веселее. Хотя свой расцвет Колыма все-таки пережила в 60-70-годы, опять же из-за добычи золота. Я тогда после МГУ в Вологде зарабатывал 125 рублей в месяц, мой товарищ - экскаваторщиком на колымском карьере - 900. Цены, конечно, были очень высокие, дорогие овощи, билет на материк стоил 300 рублей.

А сейчас это наша земля, но отрезанный кусок. Очень красивый. Каждая сопка не похожа одна на другую. Есть такое определение - «чувство Колымы». Оно приходит, не обязательно там, обязательно догоняет: хочется вернуться еще раз.

- А как вам знаменитая фраза из фильма Гайдая, где в ответ на: «Приезжайте к нам на Колыму?» - персонаж Андрея Миронова говорит: «Нет уж, лучше вы к нам»?

- Эта фраза нанесла большой вред. Я хочу сломать стереотип этого замечательного края. Там удивительные места и красивые люди. У меня сейчас новая идея - проект реабилитации Колымы. Никуда не деться от истории, ее нельзя забывать. Но уникальная природа и история этих мест достойны самого пристального изучения и - «реабилитации». Кстати, лучше туда приезжать в конце июня - начале июля. Впрочем, местные говорят, июнь - это еще не лето, июль – это уже не лето.

Досье

Иван Джуха родился в 1952 году в с. Раздольном на Украине. Окончил географический факультет МГУ (1976), аспирантуру. Кандидат географических наук (1984). В 1976-1980 и 1984-1988 годах - преподавал в ВПИ, с 1988 года - в ВГПУ, доцент. Российский историк, геолог и политический деятель. Автор публикаций по истории греков в России. Сейчас живет в Геленджике.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Что будет с дорогами в Вологде, опять ездить по разбитым улицам?
  2. Правда ли, что с улиц Череповца хотят убрать автобусы-гармошки?
  3. Как восстановить документы о пенсионном стаже, утерянные при наводнении?
  4. Когда в этом году состоится фестиваль кружева «Vita lace»?