aif.ru counter
0 219

Елена Колядина — о своем выдвижении на Нобелевскую премию

Череповецкую писательницу выдвинули на «Нобеля» по литературе. Ну а почему бы и нет? Кто пять лет назад мог подумать, что Колядина вдруг станет лауреатом «Русского Букера» за свой хулигански-провокационный роман-небылицу «Цветочный крест»?

А слово «афедрон» (так поэтично и на греческий лад перевела наша героиня заднюю часть тела – Прим. Ред.) с ее легкой подачи будут включать в большое количество интернет-шуток... Сейчас Елена Владимировна «замахнулась на Уильяма нашего Шекспира», то бишь на Нобеля! Корреспондент АиФ побеседовал с потенциальной обладательницей премии.

Бандероль для комитета

- Причина, почему мы подали заявку на получение Нобелевской премии, схожа с той, по которой спортсмены едут на Олимпийские игры: заявить о своей стране, занять высшую ступеньку пьедестала, - рассказывает Елена Колядина. - Обидно, что уже тридцать лет писатели из СССР и России не становились лауреатами Нобелевской премии. Пора переломить эту ситуацию. Я второй год являюсь преподавателем Череповецкого университета, и однажды обратилась к директору Гуманитарного института ЧГУ Александру Чернову: «Александр Валентинович, вы же профессор литературы, а значит, можете выдвинуть меня на Нобелевскую премию! А институт попадёт в историю». Сказала как бы со смехом, а Александр Валентинович согласился.

- И какова «кухня» подачи заявления «на Нобеля»?

- Там нет каких-то жёстких правил. Скажем, какого-то пакета документов, который необходимо собрать. Существует отдельный Нобелевский комитет по литературе, у него есть свой сайт. Почитав его, я поняла, что главное - это отправить письмо номинатора на английском языке. Текст письма мы обсудили и составили вместе с Александром Черновым. Мы просмотрели письма за прошлые годы и взяли за образец то, которым номинировали известного правозащитника, лидера движения за гражданские права чернокожих в США Мартина Лютера Кинга. Больше, как мы поняли, ничего не нужно, но я всё же дополнительно отправила две свои книги. В Швецию уехали «Цветочный крест» и женский любовный роман «Кто стрелял в президента?». В итоге собралась целая бандероль. Я просто немного подстраховалась. Сайт у Нобелевского комитета, естественно, на английском языке, самостоятельно я перевести не смогла, а когда нажала на автоматический перевод на русский, все стало ещё непонятнее (смеётся). В общем, я послала посылку. Думаю, что вряд ли там решат, что я тем самым что-то нарушила, и выбросят мои книги.

Нобелевскую премию Елена мечтает потратить с пользой для родного Череповца.
Нобелевскую премию Елена мечтает потратить с пользой для родного Череповца. Фото: www.globallookpress.com

Кому давать?

- Нобелевская премия сейчас весьма политизирована. И подчас для ее получения недостаточно быть хорошим писателем. А насколько вы политизированы?

- Настолько, насколько у каждого российского человека болит душа за все события, которые сейчас происходят. За то, как мы вдруг, не желая того, оказались «окружены врагами». Ведь, например, у всех нас есть связи с Украиной, и никто не желал этих драматических событий. На самом же деле мы окружены мнимыми врагами. Я лично не считаю ни Европу, ни Америку своими врагами. А из-за того, что мы испортили с ними отношения, введены эти санкции, которые привели к тому, что продуктов на полках стало меньше и стоят они дороже. Вообще я считаю, что заниматься политикой - это заниматься делами своего народа.

- Не кажется ли вам, что в Нобелевском комитете сейчас приветствуется русофобская позиция?

- В последнее время несколько физиков, химиков российского происхождения получали эту премию. Так что я вообще не согласна, что в Нобелевском комитете русофобы.

- Последнюю премию по литературе получила Светлана Алексиевич, которую сейчас обвиняют чуть ли не во всех смертных грехах: мол, и не писатель она, а журналист, и книги у нее депрессивные, и Россию она не любит….

- Дело в том, что кого бы ни выбирали лауреатом Нобелевской премии по литературе, не будет такого, чтобы абсолютно все сказали бы: «О, здорово!» Всегда начинаются бурные споры. Кто-то этого лауреата любит, кто-то ненавидит. Кто-то говорит, зачем у этого человека так много книг выходит – наверное, у него денег полно. А кто-то, вот, к примеру, сетует, почему Джоан Роулинг до сих пор не дали премию, ибо тиражи её книг о Гарри Поттере просто астрономические...

- А как вы относитесь к Светлане Алексиевич?

- Бессмысленно говорить о том, что если в этом году дали премию Алексиевич, то в следующем никому из России уже не дадут. Белоруссия – это не Россия, это независимое государство. И лучший заголовок, который я прочитала во множестве статей про награждение Алексиевич: «Нобель почти наш!» То есть мы воспринимаем, что она наш писатель, а на самом деле – нет, она писатель независимого государства Беларусь.

У Светланы всего четыре или пять книг. Это, скорее, документальная проза. Причём её книгу я знаю только одну – «У войны не женское лицо». Именно это произведение Алексиевич очень популярно в нашей стране. За этот год я была на трёх театральных мероприятиях, посвящённых семидесятилетию Победы, и абсолютно на всех звучали отрывки из «У войны не женское лицо». Признаюсь, мне не очень нравятся книги Алексиевич. Я не люблю, когда книги ведут в какую-то мрачную могилу, мне нравится оптимизм. Даже в книгах о войне, где рассказывается, как это страшно, должна быть надежда. У Алексиевич такого нет.

Это что касается её творчества. А как человека я оценить её не могу, я её лично не знаю, ни разу в жизни с ней не встречалась и видела только на фотографиях.

«50 на 50»

- Елена, а как вы оцениваете свои шансы на получение премии?

- На этот вопрос я всегда отвечаю фразой из анекдота про блондинку, которую попросили оценить шансы встретить на улице динозавра. Она ответила: пятьдесят на пятьдесят - либо встречу, либо нет. Вот и я говорю: пятьдесят на пятьдесят, либо получу, либо нет.

- Ну, а если премия все-таки будет у вас?

- Самое же приятное, когда тебя номинируют на Нобелевскую премию – это мысленно делить миллион долларов. У меня почему-то первая мысль – всё отремонтировать в Череповце. Например, мою родную двадцатую школу, которая находится сейчас просто в позорном состоянии. Я туда заходила и вышла буквально со слезами от того, в каком печальном она сейчас виде. Так что школу бы отремонтировала в первую очередь. Во вторую – свой двор. Затем сделала бы в ЧГУ одну из аудиторий цифровой. Хотела бы помочь нашей Церкви. Отправила бы деньги нуждающимся на сайт милосердие.ру. Что-то на борьбу с коррупцией, на помощь заключённым, на увековечивание памяти Бориса Немцова... 

Досье

Елена Колядина - известная писательница, лауреат премии «Русский Букер» за 2010 год. Родилась в Череповце в семье рабочих-металлургов. Училась в 20-й школе Череповца, затем окончила Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта. С 1995 по 2001 годы сотрудничала с журналом «Cosmopolitan», в течение 10 лет была собкором, а затем редактором отдела писем «Комсомольской правды». Работает колумнистом в газете «Метро», преподает в ЧГУ. Автор 11 книг. Живет в Череповце.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Готова ли Вологодская область к зимнему сезону?
  2. Есть ли в вологодских овощах нитраты?
Самое интересное в регионах
Роскачество